?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Эми Кояма. Манифест трансфеминизма // пер. на русский, часть 4
яна ситникова
yanasitnikova wrote in transfeministki
Манифест трансфеминизма, Эми Кояма (последняя редакция 26 июля 2001 года)

Перевод с английского Марии Вильковиской; редакция Руфи Дженрбековой при участии Мохиры Суяркуловой. По заказу Креольского центра и Weird Sisters. Перевод опубликован в феминистском зине «Weird Sisters», выпуск №5.

Часть 1: http://transfeministki.livejournal.com/31420.html
Часть 2: http://transfeministki.livejournal.com/31728.html
Часть 3: http://transfeministki.livejournal.com/31833.html
Часть 4: http://transfeministki.livejournal.com/32226.html
Часть 5: http://transfeministki.livejournal.com/32505.html
Часть 6: http://transfeministki.livejournal.com/32547.html


НАСИЛИЕ ПРОТИВ ЖЕНЩИН

С конца 1970-х феминистки понимают насилие против женщин не просто как ряд случаев, но в качестве систематической функции патриархата, держащей всех женщин в подчинении. Трансфеминизм обращает внимание на то, что транс женщины, как и другие группы женщин, живущие на пересечении притеснений, особенно уязвимы для насилия по сравнению с не транс женщинами.

Во-первых, транс женщины оказываются под ударом, поскольку живут как женщины. Быть женщиной в этом мизогиничном обществе опасно, но есть некоторые факторы, которые делают нас гораздо более уязвимыми для сексуального и домашнего насилия. Например, когда мужчина нападает на транс женщину, особенно, если он собирается ее изнасиловать, он может обнаружить, что жертва имеет или раньше имела «мужскую» анатомию. Такое открытие часто приводит к еще большему насилию, подпитанному гомофобией и трансфобией. Транс женщин часто насилуют мужчины, когда их транс статус раскрывается. Убийства транс женщин, как и проституированных женщин, редко вызывают серьезное сочувствие в средствах массовой информации и во властных структурах, и особенно это проявляется в случаях, когда жертвой оказывается транс женщина, вовлеченная в проституцию.

Транс женщины также более уязвимы для эмоционального и вербального насилия, абьюза со стороны своих партнеров, потому что у них часто бывает низкая самооценка и негативное отношение к собственной телесности. Обидчику несложно заставить транс женщину чувствовать себя уродливой, пристыженной, ничего не стоящей или безумной, так как тот же самый посыл транслировался ей всем обществом в течение многих лет. Абьюзеры, как правило, уходят от наказания за домашнее насилие, отказывая женщине в способности к определению собственной субъектности и опыта – а это как раз та сфера, где транс женщины изначально более уязвимы.

Существуют дополнительные препятствия, не позволяющие транс женщине выйти из абьюзерских отношений, поскольку им трудно найти работу, а в случае, если есть дети, транс женщины практически всегда теряют родительские или попечительские права при разводе.

Кроме того, транс женщины уязвимы, потому что они квир. Гомофобы в целом не различают геев и транс людей, когда совершают преступления на почве ненависти, но транс люди более уязвимы для нападений, потому что часто более заметны, чем геи. Гомофобные террористы в поисках своих жертв не заглядывают в спальни, они считывают гендерные маркеры, не совпадающие с предполагаемым полом жертвы, реагируя на людей с нестандартным гендерным самовыражением. На каждую лесбиянку или гея, чье убийство попадает в заголовки национальных СМИ, приходится больше убитых транс людей, несмотря на то, что «открытых» лесбиянок и геев гораздо больше, чем «открытых» транс людей.

Транс мужчины также живут, опасаясь раскрытия, приспосабливаясь к обществу, где мужчины, нарушающие установленные для них роли, преследуются. Преступления против транс мужчин соверша-
ются как незнакомцами, так и близкими «друзьями». Эти преступления, несомненно, вызваны сочетанием трансфобии и женоненавистничества и совершаются в качестве наказания за нарушение гендерных норм, в порядке указания нарушителям на их «женское место».

В условиях такой опасности трансфеминизм считает, что насилие над транс людьми является одной из самых серьезных проблем, с которой нужно работать. Нас может ранить и разочаровывать исключение из сепаратистских женских пространств, но именно насилие убивает нас в буквальном смысле или заставляет совершать самоубийства – слишком часто и слишком давно. Нам ничего не остается, кроме как действовать.

В этой связи существенным является сотрудничество с традиционными шелтерами для жертв домашнего насилия, кризисными центрами и программами по профилактике преступлений на почве ненависти. Некоторые шелтеры уже решили принимать транс женщин, так же, как и любых женщин, в то время, как другие еще не решаются на это по разным причинам. Мы должны организовать и объяснить существующим организациям, почему транс женщины заслуживают внимания социальных служб. Мы должны подчеркнуть, что механизмы насилия в отношении транс женщин не отличаются от таковых в случае не транс женщин, за исключением того факта, что мы часто более уязвимы. И таким же образом мы должны вступиться за транс мужчин.

Как трансфеминистки мы должны не просто требовать, чтобы существующие организации предоставляли нам услуги; мы должны объединиться с ними. Мы должны на добровольных началах помочь им в создании эффективных методов защиты для поддержания уровня безопасности при расширении их базы. Мы должны сами стать кризисными консультантами и кейс-менеджерами для других транс женщин, нуждающихся в помощи. Мы также должны помогать в организации тематических транс воркшопов для сотрудников организаций. Мы должны развивать курсы самообороны для транс женщин, основанные на феминистских программах женской самообороны, но уделяющие особое внимание нашему специфическому опыту. Нас слишком мало, чтобы основать собственные шелтеры с нуля, но мы можем двигаться в направлении ликвидации насилия в отношении транс людей в составе более широкой коалиции по ликвидации насилия в отношении женщин и сексуальных меньшинств.

Мы также должны рассмотреть вопрос об экономическом насилии. Транс женщины часто бедны, потому что, во-первых, как женщины мы зарабатываем меньше мужчин, ведь в сфере занятости в отношении транс людей свирепствует открытая дискриминация, и, во-вторых, из-за непомерно высокой стоимости перехода. Это также означает, что партнеры транс женщин имеют больше рычагов контроля и возможностей держать нас запертыми в абьюзерских отношениях. Трансфеминизм считает, что нужно бороться с трансфобией и сексизмом одновременно в экономической, социальной и политической сферах.